Если КрымНаш, то и Водный кодекс РФ соблюдайте!

Yalta beach Фото: Valeri Pizhanski

Предлагаем вам историю туриста из Ростовской области, который решил «гармонизировать» российское законодательство с крымской применительной практикой. А именно – добиться обеспечения доступа на пляж известного санатория «Мисхор» в Ялте.

Курортная история

Все началось стандартно. Потратившая большие деньги на поездку к морю семья обнаружила, что моря-то им предлагается в чисто символических количествах. Немногочисленные «общедоступные» пляжи Ялты забиты телами отдыхающих сверх всякой меры. А все потому, что часть береговой полосы привычно огорожена. За забором санатория «Мисхор» можно было расположиться с комфортом, но – за деньги. Вот этого ростовчанин Алексей с женой совсем не ожидали. Ведь они и так уже немало заплатили, чтобы доехать до Крыма, арендовать жилье, питаться недешевыми местными продуктами (цены в туристический сезон сильно поднимаются). А теперь, оказывается, нужно где-то найти еще и 240 рублей в день только за право купаться. В прейскуранте цена для взрослого посетителя равна 120 рублям, для ребенка – 60.

Обратите внимание: формально деньги взимаются не за проход к воде, а лишь за «право пользования инфраструктурой», такой как «площадки для климатолечения», «беседки», «общественный туалет», «теневые зоны», «фитозоны», «детские игровые комплексы». Казалось бы – на бумаге все чисто. Но на деле территория «Мисхора» огорожена по урез воды, и плата за инфраструктуру взимается у калитки. То есть не заплатил – на пляж не попал.

Впрочем, неподалеку висел другой информационный листок, более подробный, который обосновывал само перекрытие доступа. Тут АО «Мисхор» уже ссылался на свежее российское законодательство в области борьбы с терроризмом: «В соответствии с постановлением Правительства РФ от 14.04.2017 №447 «Об утверждении требовании к антитеррористической защищенности гостиниц и иных средств размещения» и Постановления Совета министров Республики Крым №466 от 25.11.2014 «О мерах и требованиях к антитеррористической защищенности», в целях обеспечения безопасности людей, находящихся в санатории и предотвращения несанкционированного доступа посторонних физических лиц, проводятся режимно-пропускные мероприятия». Иными словами, речь идет о вольной трактовке руководством «Мисхора» федеральных и региональных постановлений. Даже если бы там было прямо сказано о перекрытии береговой полосы, эти постановления были бы ничтожны, так как нижестоящий в иерархии нормативный акт (такой, как постановление), не может противоречить вышестоящему (такому, как кодекс).

Yalta Crimea Chop 4 Сотрудник ЧОПа преграждает проход на пляж.

Ялта игнорирует всех

Но все правовые аргументы оказались бессильны перед применительной практикой. Проход Алексею загородил охранник. Никакие доводы о Водном кодексе и об иерархии законов на него не действовали. Не платите – тогда проходите мимо. Но, как говориться, не на того напали. Пострадавшие решили довести дело до конца. Алексей обратился к прокурору города Ялты, в органы полиции и в Департамент Росприроднадзора по Крыму. Он ожидал чего угодно – бессмысленной отписки, отписки осмысленной, со ссылкой всю на ту же антитеррористическую деятельность. Но такого предположить не мог. Прокурор вообще ничего не ответил! Просто проигнорировал письмо. Прождав ответа полгода, в январе 2019 года Алексей направил жалобу в вышестоящую инстанцию – в Симферопольскую природоохранную прокуратуру Крыма. Прокурор спустил письмо все тем же – ялтинскому коллеге и в Росприроднадзор. После этого, наконец, Росприроднадзор прислал ответ. А ответа от ялтинского прокурора нет до сих пор! Он проигнорировал даже собственное республиканское начальство.

Что касается Росприроднадзора, то исполнитель по обращению позвонил Алексею и предложил ему принять участие в рейдовой проверке «Мисхора». Заметьте, звонок имел место в январе 2019 года, когда пляжный сезон давно закрылся.

«Данная проверка была абсолютно бессмысленной и бесполезной в связи с тем, что описанные в моей жалобе факты имели место 15 сентября 2018 г. и продолжались до конца сентября 2018 г. (т.е. в пик пляжного сезона), о чём я и указал в своей жалобе, – пишет Алексей теперь уже в письме в Генпрокуратуру. – Устно при общении с сотрудником Росприроднадзора я снова указал на данный факт и добавил, что уже с октября 2018 г. данное ограничение руководством санатория «Мисхор» было снято». Почему проверочный рейд не провели в течение пляжного сезона, а дождались зимы, непонятно. «От данного бессмысленного рейда я отказался (вдобавок я проживаю в Ростовской области, примерно в 1000 км от санатория «Мисхор»)».

Неудивительно, что (цитата из ответа Росприроднадзора) «на момент проведения рейдового мероприятия ограничения свободного доступа к водному объекту общего пользования Чёрное море не установлено, факты, указанные в обращении, не подтвердились». В результате Алексей стал еще и лжедоносчиком. Чем обусловлена «спайка» надзорных органов Крыма в саботаже своевременных проверок, понятно: здесь очень держатся за неписанное право санаториев огораживать пляжи. Это – огромные доходы.

Алексей попросил Генерального прокурора РФ привлечь ялтинского прокурора к ответственности, а Департамент Росприроднадзора – обязать каждый год проводить ежемесячные внеплановые проверки, с мая и по сентябрь включительно, с целью выявления и недопущения фактов перекрытия берега Черного моря. Ответа нет до сих пор. «Боюсь, из Москвы опять спустят в Симферополь», – опасается Алексей.

Добавим от себя: очень важно, чтобы такие же жалобы писали все отдыхающие, столкнувшиеся с фактами самоуправства крымских санаториев  – впрочем, как и самоуправства всех прочих берегозахватчиков.

Ирина Андрианова