«Северный поток – 2»: фанфары отгремели. Чиновники пытаются навести информационный туман

Kader swamp Kurgalskiy zakaznik Ещё совсем недавно на этом участке болота Кадер произрастало около 2500 особей росянки промежуточной. Фото: Фото предоставлено сотрудниками БИН РАН

«Нордстрим – 2» и «Газпром» – близнецы-братья

Обычно «Нордстрим – 2» на наши публикации не реагирует. Но тут я был приятно удивлен, получив по электронной почте письмо от Анны Дмитриевой, менеджера по взаимодействию с заинтересованными сторонами в России. Привожу его полностью.

«Направляем Вам информацию о положительных результатах природоохранных мероприятий, выполненных Nord Stream 2 в Кургальском заказнике.

Как и ранее, компания открыта для диалога и готова предоставлять дополнительную информацию о своей работе для объективности публикаций. Так, например:

  • Дорога через Новое Кузёмкино не используется компанией Nord Stream 2. Наша логистика устроена таким образом, чтобы снизить нагрузку на существующую чувствительную инфраструктуру и ограничить проезд грузовых машин через населенные пункты.
  • Инвестирование Nord Stream 2 в строительство альтернативной дороги на Саркюля возможно после надлежащего оформления разрешительной документации администрацией Кингисеппского района. В настоящее время компания поддерживает проезд по существующей автодороге.

Nord Stream 2 осведомлена о вопросах, которые были подняты жителями, и принимает меры для их решения в соответствии с компетенцией компании, требованиями законодательства, внутренними процедурами и политиками. Более того, представитель компании по взаимодействию с местным населением находится в постоянном контакте с жителями района».

Kurgalskiy zakaznik Николай Веретенников, староста деревни Саркюля: «Тут ранней весной вода стоит по пояс». Фото: Виктор Терешкин

Про «положительные результаты природоохранных мероприятий» оставлю на десерт, а вот про то, что дорогу через Новое Кузёмкино «Нордстрим – 2» не использует надо объяснить тщательнее. Еще осенью и зимой прошлого года про то, как машины Газпрома разрушают дорогу в этой деревеньке на берегу Луги, стали писать СМИ:

«В Новом Кузёмкино чиновнику предложили лечь на дорогу к стройке Газпрома»;

«На пути к «Северному потоку – 2» грузовики сносят в реку Лугу деревню Новое Кузёмкино Кингисеппского района»;

«Газпром разрушает дорогу в Новом Кузёмкино ради нужды Европы»;

«Жители Нового Кузёмкино вновь грозятся перекрыть дорогу на стройку «Газпрома» (фото)

После этого всплеска публикаций наступило полное молчание. Хотя машины-тяжеловозы все так же продолжали разбивать дорогу в водоохранной зоне реки Луга в Новом Кузёмкино. Боюсь, что журналистам объяснили, кто в доме хозяин, и кто девушку ужинает, тот ее и танцует.

Попытка менеджера Анны Дмитриевой утверждать, что дорогу через Новое Кузёмкино «Нордстрим – 2» не использует – типичный информационный туман. Потому что «Нордстрим – 2» и «Газпром» – это те самые близнецы-братья, о которых писал трибун Маяковский. Привожу цитату с сайта самой компании: «Nord Stream 2 AG – проектная компания, созданная для планирования, строительства и последующей эксплуатации газопровода «Северный поток – 2». Штаб-квартира компании располагается в г. Цуг, Швейцария. Учредителем компании Nord Stream 2 AG является ПАО «Газпром».

В дело вступил «Гражданский патруль»

Жители Нового Кузёмкино писали жалоб, куда только можно. Даже президенту России. Но получили лишь отписки. Этой весной селяне решили обратиться в правозащитную общественную организацию «Гражданский патруль». «Гражданский патруль» обратился в Генеральную прокуратуру, Роспотребнадзор, а также в природоохранную прокуратуру Ленинградской области с просьбой провести проверку по факту причинения ущерба МО «Кузёмкинское сельское поселение» ПАО «Газпром» и обязать ПАО «Газпром» возместить причинённый ущерб, а именно привести дорогу в надлежащее состояние. А еще «Гражданский патруль» обратился к главе «Газпрома» Алексею Миллеру с просьбой отремонтировать дорогу.

Я позвонил Татьяне Майоровой, жительнице села Новое Кузёмкино, именно она в селе отвечает за всю переписку с властями.

– Что сейчас происходит на вашей сельской дороге? Уменьшился ли поток большегрузов? – спросил я.

– Самый большой поток строительной техники, который шел днем и ночью прошел, – рассказала она. – Тогда у нас дома тряслись, трещины по фундаментам шли. Не знаю, может быть помогло то, что вмешался «Гражданский патруль», послал всюду запросы. Мы вздохнули с облегчением.

Ее дочь Елена Майорова подтвердила:

– Поток большегрузов резко уменьшился сразу после того, как мы обратились в «Дорожный патруль», сейчас только по три-четыре КАМАЗа ездят в день, наверное, горючее возят. Иногда проходят краны, так что движение по дороге есть, но оно не такое активное. Активисты «Гражданского патруля» мне звонили, сказали, что все запросы они отправили. А я тоже получала такой ответ из «Нордстрим – 2», как и вам прислали, мол, они через нашу деревню не ездят. Объездная дорога у них есть, когда сухо, по ней КАМАЗы с песком едут, а как только пройдет дождь, им по этой объездной дороге не проехать.

Kurgalskiy zakaznik Сотрудники БИН РАН и независимые эксперты документируют местонахождение аулакомниума обоеполого в коридоре трассы газопровода. Фото: Виктор Терешкин

«Методику разрабатывал чиновник, который понимает немножко больше, чем мы с вами…»

Хочу напомнить, что прошлым летом на трассе будущего газопровода «Нордстрим – 2» были обнаружены восемь видов краснокнижных сосудистых растений, мхов, лишайников. Ученые Ботанического института РАН бились за них из последних сил, писали заключения, посылали заявления в природоохранные инстанции и прокуратуру – все они пересадке не подлежат. Но как писал лучший друг всех физкультурников И.В. Сталин: «Нет таких крепостей, которые большевики не могли бы взять». И нашлись, нашлись другие ученые, которые доказали, что пересадку можно начинать. О том, что львиная доля краснокнижников от этой пересадки погибла, не раз в своих жалобах в Ленинградскую межрайонную природоохранную прокуратуру писала Анна Доронина, кандидат биологических наук, специалист по флоре Ленинградской области. Об этом было подробно написано в материале «Северный поток – 2»: последнее препятствие – краснокнижные лишайники».

А в конце декабря прошлого года журналистам показывали трассу будущего газопровода. Уже огороженную прочными заборами, с прорытыми траншеями, уложенными в них металлическими коробками тренч-боксов. И я все добивался у Федора Стулова, начальника отдела особо охраняемых природных территорий Комитета по природным ресурсам Ленинградской области – каким же образом удалось специалистам, привлеченным «Нордстрим – 2», пересадить из коридора строительства два вида краснокнижных лишайников, растущих на крупных деревьях, сохранить их, не нанести урон? Деревья с краснокнижными лишайниками выкорчевывали? Потом пересаживали на вертолете?

И получил потрясающий ответ:

– Методику разрабатывал чиновник, который понимает немножко больше, чем мы с вами, она была разработана, объекты были перемещены, сейчас за ними проводятся наблюдения, и по результатам этих наблюдений будут предоставлены данные нашему Комитету.

Но показать пересаженные деревья Федор Стулов тогда отказался. Об этом была статья на нашем сайте: «Северный поток – 2»: рубки на трассе завершены. Инспекторы пишут победные реляции».

Kurgalskiy zakaznik В Красную книгу РФ забит основательный кол. Фото: Виктор Терешкин

И вот теперь я скрупулезно изучил материал обо всех пересаженных «краснокнижниках», присланный Анной Дмитриевой. И такая в нем описана благодать. И такие грандиозные успехи. Охраняемые виды растений, пересаженные в прошлом году, прижились, набирают силу, некоторые цветут. «Проведенная 17 мая 2019 года компетентными органами власти выездная инспекция подтвердила эти данные». И все тот же Федор Стулов заверил: «По результатам нескольких выездных инспекций, проведенных в 2018 году и сейчас, в начале нового сезона, мы можем подтвердить, что пересадка охраняемых видов растений, проведенная компанией Nord Stream 2, прошла успешно, в соответствии с выданными разрешениями и требованиями российского законодательства».

Все эти победные реляции – всего тот же информационный туман. Потому что никто из ученых, участвовавших в изучении краснокнижных видов на трассе будущего газопровода, бивших тревогу – от пересадки они могут погибнуть, приглашены в эти инспекции не были.

Как все просто у «Нордстрима – 2» получается. Большегрузы, разбивающие дороги – не наши. А изучить, как прижились краснокнижные виды, мы приглашаем только тех, кому платим, кому заказываем музыку. Чужих, со своим мнением – нам не нужно.

Виктор Терешкин